Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Корпорации ЗЛА - Facebook и Google - должны быть уничтожены

Оказывается, не только я так думаю.

2020-04-11_19-02-10

Следующая мировая революция будет связана не с взятием Бастилии или Зимнего дворца, а с уничтожения этих двух компаний. На сегодня, а тем более на завтра, это источник всего зла в нашем мире и без них мир станет чище, лучше, разнообразней и совершенней. Чем больше людей поймет необходимость их уничтожения, тем лучше. Вот статья из инета свежая:

См: https://www.crimea.kp.ru/daily/27113/4191990/

Цитаты:

Интернет-гиганты Google, Alibaba, Amazon, Facebook и до кризиса положили на обе лопатки нефтяные и металлургические компании, которые еще десять лет назад были самыми богатыми и влиятельными в мире. А после пандемии коронавируса, похоже, их капиталы станут еще больше.

Гиганты тормозят прогресс? Эти же компании стимулируют развитие научно-технического прогресса?

Я не уверен, что сегодня именно они продвигают инновации и технологии. Они их используют, коммерциализируют в большей степени, чем развивают. В истории любой такой компании есть период, когда она активно вкладывается продвижение новых прорывных решений. Как правило, это период молодости.

Большие компании чаще всего на определенном этапе стагнируют, начинают держаться всеми клешнями за сложившуюся систему. Потому что в этом залог их выживания. И они инвестируют ресурсы в то, чтобы система не менялась. Так что назвать их новаторами было бы очень большой натяжкой.

Они скупают стартапы, конвертируют их в бизнесы, это правда. Но далеко не все купленные решение воплощаются в жизнь. Был такой крупный монополист в сфере телекоммуникаций - AT&T. Когда его в 80-х годах разделили на семь компаний поменьше, потоком, как из рога изобилия, посыпались разные решения, которые монополист не пускал на рынок. Например, они сдерживали развитие сотовой связи, не внедряли цифровизацию АТС, блокировали очень много вещей. Не из вредности, а из сугубо прагматических соображений – дабы не навредить сложившемуся доходному бизнесу, или чтобы избежать массовых увольнений работников при переходе на новые технологи, или банально сохранить должности для текущих корпоративных начальников.

Скорее всего, с усилением нынешних IT-гигантов мы получим консервацию нынешней модели экономики, а не новый виток развития.

Эта экономика, если мы говорим про Интернет-сектор, основана на контроле и коммерциализации внимания пользователей. Коммерциализация, в основном, идет через рекламу. Контроль возможен только в том случае, если вы знаете про своего потребителя больше, чем тот знает про себя. А это - контроль персональных данных. Вам дается куча бесплатных, на первый взгляд, сервисов. И вы за это «платите» своими данными. И исходя из этих данных, получаете направленную на вас рекламу.

Возьмите китайскую систему социального рейтинга. Это система управления частной жизнью. В некоей законченное форме только через нее будет возможен доступ к кредитам, к транспорту, продвижение по работе, образование. Это очень высокий уровень дегуманизации экономики, дегуманизации общества.

Мы, как та лягушка в кипятке, еще не представляем, в какой момент сваримся.

Думаю, это реальная угроза. Она угрожает выживанию человечества как биологического вида. Во всяком случае в том виде, в каком мы привыкли себя видеть. Нынешние социальные системы завтра могут иметь совершенно другой, гораздо более низкий уровень гуманности - учета свободы человеческого выбора, человеческой свободы в широком смысле.

То есть нынешний кризис, связанный с коронавирусом и с падением экономики, еще больше поставит человека в зависимость от цифровых сервисов?

Да. Причем, рост рыночной власти этих платформ будет связан не с улучшением качества их сервиса, а с тем, что множество новых потребителей на них перейдет вынужденно – оффлайновая экономика схлопнулась так быстро, что никакого выбора у пользователей не осталось.

Росту бизнеса цифровых гигантов способствует сейчас еще то, что пандемия сформировала атмосферу повышенного доверия к таким компаниям. Цифровые платформы оказались единственным окном в мир для сидящих на карантине. А на самом деле у них появился дополнительный инструмент для борьбы со средними и мелкими компаниями – перспективными конкурентами.

Особенно сильный удар будет нанесен по мелкому и среднему цифровому бизнесу в Европе. И это усилит бизнес глобальных монополистов без пропорционального роста социальных обязательств и ответственности с их стороны, без адекватного изменения правил игры.

Индустриальные бизнесы 20 века - уголь, сталь, нефть и тому подобные тоже в свое время нарастили колоссальную рыночную власть. Но их рост был сопряжен с введением и новых социальных обязательств. Весь 20 век шла диалектическая борьба труда и капитала, и возникло некое равновесное состояние, во всяком случае, на Западе в виде социального государства – так называемый welfare state. Монополисты должны были обеспечить достойную зарплату, медицинское лечение, прочие права рабочих, должны были заботиться об экологии, муниципалитетах и проч. Вокруг них сформировалась ограничивающая рамка из множества таких вот флажков. И они постепенно накапливали, с одной стороны, рыночную власть, но, с другой, и вот эти все расширяющиеся социальные обязательства.

Цифровые ребята выросли очень быстро и выросли в другой бизнес-логике. Им это позволило вырваться из тисков социальных договоренностей. Например, у них нет большого количества работников. Люди, которые работают на них, зачастую непонятно в каком статуте – то ли работник, то ли предприниматель, то ли какой-то бесправный батрак из романов Диккенса.

Если бы это был работник традиционной индустриальной компании, на него тратились бы существенно большие ресурсы.

В обычной экономике, если вы становитесь монополистом, на вас накладывается целая серия обязательств, которые касаются вашего поведения. Все прописано в законе о защите конкуренции, в законе о естественных монополиях. А цифровые компании говорили – а где мы доминируем? На каком рынке? Мы же не продаем товар, мы бесплатный сервис оказываем. И долгое время это позволяло им уходить от любых ограничений, жить ниже радаров антимонопольного права и наращивать рыночную власть без всяких ограничений. Что не было позволено быку индустриального мира, оказалось позволено быкам цифровой экономики.

И невозможность четко определить эти рынки цифровой экономики - не единственная причина, почему антимонопольное право перестало работать в отношении этих компаний.

Например, возьмем скупку ими стартапов – потенциальных конкурентов. Если вы проследите, как росли Facebook, Apple, Google – то увидите, что колоссальный объем решений, которые их укрепили, - это купленные решения. Google купил YouTube, Facebook купил WhatsApp и Instagram, убив потенциальную конкуренцию.

Instagram мог быть конкурирующей c Facebook платформой и развиваться в другой логике. На рынке мог появиться сильный игрок, который бы работал по другой модели, с другим подходом – например, лучше охранял бы персональные данные или меньше бы следил за пользователями. Может быть, не использовал бы такие манипулятивные психологические методы, как Facebook, чтобы удерживать пользовательское внимание.

В хорошей антимонопольной системе такую сделку стоило бы заблокировать. Заблокировать, чтобы не душить конкуренцию. Представьте: один нефтеперерабатывающий завод хочет купить другой, строящийся по соседству. В логике развития рыночной экономике – это неправильно, если конкуренция на рынке бензина схлопнется в результате такой сделки.

Но у WhatsApp, когда его покупал Facebook, активов почти не было. Хотя цена сделки была много миллиардов долларов. Осязаемых активов, как у НПЗ, нет, но есть другое – большие данные, сеть пользователей. Однако антимонопольное право писалось под «железных» гигантов прошлого – оно элементарно не замечало сделки с нематериальными активами.

И сейчас мы опять оказались перед еще одним важным кризисным моментом, когда, используя пандемию, эти ребята скажут – мы идем к вам на помощь. Мы понизили цены на товары в Amazon. Amazon демпингует, держит низкие цены не для того, чтобы удовлетворить потребителей, а чтобы убить конкурентов. И когда он их убьет, он найдет способ с потребителей три шкуры снять, на уже освободившемся рынке.

И что делать, чтобы не попасть под пяту новых «владельцев мира»?

Мне кажется, что сейчас одновременно с антикризисными мерами, которые направлены на то, чтобы поддержать людей, нужно вводить меры, которые помогут выстроить желаемую конфигурацию будущего.

В отношении цифровых гигантов должны быть уже сейчас приняты ограничивающие решения – решения, позволяющие не убить окончательно капиталистическую экономику, не позволить ей превратиться в Госплан 2.0 с горсткой цифровых трестов, управляющих всей хозяйственной и общественной жизнью.

Если угодно, нужна позитивная дискриминация цифровых гигантов – своего рода affirmative action. Это должно помочь поддержать малые сервисы, не позволить их ни убить, ни скупить.

Сейчас только гиганты обладают свободными финансовыми средствами и, пользуясь пандемией и кризисом, могут по дешевке скупать компании второго и третьего эшелона – потенциальных и текущих конкурентов.

Должна быть ограничена концентрация рыночной власти. И, знаете, кто-то скажет, что гиганты ведь очень эффективны, они мол сейчас соберут весь рынок под себя, а потом выстроят процессы и эффективность повысится. Абсолютно недоказанный тезис. Обратного мы видим очень много, когда попадает какой-то до этого живой бизнес внутрь крупной корпорации и либо постепенно умирает, либо деградирует, а пока жил отдельно - неплохо развивался.

Можно вспомнить, как Microsoft купил одного из крупнейших производителей мобильных Nokia, а потом его убил. Или Skype. После того, как его купил тот же Microsoft, он стал менее удобным и многие от него сбежали.

ПИАРЮ ЛУЧШИЕ СТАТЬИ ПО КРИЗИСУ в РОССИИ





Для тех, кто хочет разобраться в сути происходящего - рекомендую! Эти статьи завершили эволюцию моего видения - нынешнего кризиса, в четкую картину.

Анатомия кризиса. Почему акции ушли в штопор

Анатомия кризиса. Спасение финансовой системы


В процессе того, пока я их читал, мое мнение казалось очень похожим, но после прочтения, что-то щелкнуло и уже точно стало на место.

Пару цитат: Collapse )